• Регистрация
ПОТЕРЯННЫЙ СВЕТ (Очерк из 10 глав) - Глава 3 PDF Печать E-mail
Оглавление
ПОТЕРЯННЫЙ СВЕТ (Очерк из 10 глав)
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Все страницы

 

 

Глава 3.

Наш рабочий секретариат СП России за последние четыре года ни разу не завел разговора об издательствах, отобранных у писателей, ни разу, да и кому заводить подобный разговор? Кому? Кто приватизировал их?.. Мы радуемся: в Орле, Астрахани, Волгограде, Брянске книги выходят, правильно радуемся. Но - тиражи книг?.. Пятьсот, тысяча штук...

Гои мы, русские, гои. Из великой книжной реки нас высунули обстоятельства на островные "пятачки", нет сегодня единого литературного потока, нет сегодня единого русского творческого сознания в нас и в народе: российский духовный образ, талант державной верности и красоты Отечества, рассечен сепаратистскими и кагальными мечами... А более солидные участники разных дележей - сегодня добрались до родимой земли русской - ее планируют рассечь и приватизировать. Гои мы, русские, гои и нехристи: дать пощечину хаму робеем!.. А хам и ерахорится.

Сегодня Правительство России, по моим квелым подсчетам, тратит средств на отобранные у нас и у него книжные писательские издательства не меньше, чем тратила средств Россия Советская. И немало владельцев хитрят с правительством: от имени Союза писателей России просят помочь им, а перекачивают сию помощь в собственный цех или кошелек… Оскотение известных "ленинцев" - наглядное пособие гражданам России.

Растаскивают писателей - на неполитических, центристских, морских, православных, экологических!.. Русский писатель - один: идущий на смерть за свой народ, за свою Россию, один, а чирикающих воробьистых "жидов" вокруг действительно русских писателей – стаи. Саранча пуховая.

Нам приходилось обсуждать "путь книги" с руководителями Тамбовской, Волгоградской, Астраханской, Псковской, Новгородской областей, нам приходилось обсуждать "путь книги" в Республике Коми, в Башкортостане, а недавно на секретариате в Москве - с писателями Удмуртии: нас понимают и способствуют нам, сопереживая. Попу молись, а дело верши.

Ах, как необходимо Кремлю и Москве отвечать на беззаветные старания писателей - внести в кровный народ и кровные народы идею, слышимую и ожидаемую!.. Вот мы и ездили по Беларуси, по нежной, дорогой, несравненной, беседовали благоговейно с ее президентом в Минске, а подытожить с ним наши размышления в Москве нас не пригласили, без нас лучше: Хазановы и Кобзоны нужнее. Одиноко выглядел на данной почетной встрече и наш литвожак, даже заправские микрофонные комары не попали на свидание с Александром Григорьевичем, - шутка случилась?.. Сдуло их.

Трудился бы в поте лица Председатель контрольно-ревизионной комиссии Союза писателей России, порядок должный охраняя, товарищ и друг мой закадычный, пошевеливался бы чуток - "согласие и революционная бдительность" овеивала бы наши мечтательные головы литературных карапузов!..

А то ведь: месяцы, годы обворовывал нас банк "Изумрудный", обманывая, насмехаясь над нами, угрожая и клевеща на нас, да и сегодня - взбредают и выбредают в зал и из зала, ни с того ни с сего появляются "жильцы", "квартиранты", тесня нас, оскорбляя наглой независимостью поведения и таинственностью взаимозависимостей -  кто только не поганил, не грабил и не позорил Писательский Дом? Литфонд - и тот у нас отняли.

Пригласили "румяного ленинца" иностранную работу кохать - он сел на тощую шею Писательского Дома и раскатывается по заграницам, хотя воспитанный: сначала помашет ладошкой, а потом - укатит. Зрелый гусь. И прозаик известный, баталист - дипломат… Почти Громыко.

Перестанет над мертвыми, убитыми и украденными, проданными и расстрелянными, причитать милая Россия наша - народы ее успокоятся, в Кремль разумные правители войдут. Вчера ведь поликлинику писательскую, нашу, заповедную, гражданка, слышал я, Израиля, выкупила и ладошкою нам даже не помахала - улетела... Краснобай – смышленее… Доступный.

Кто же кого объегоривает? Кто же кому выплачивает? Кто колесо вертит и вертит? Мне кажется, мы, секретари СП России, оставим о себе память в горьких очах Писательского Дома такую:

Выкусанные, выщербленные

И обглоданные беломраморные ступени

Парадной лестницы, по которым громыхали

И скрежетали валютным пузом

Преступные железные сейфы!..

Вопрос приема в члены СП не такой легкий, но и не такой уж сложный вопрос: если совещание молодых писателей ведут серьезные и авторитетные люди - чего же им не доверять? Случайные литераторы не появятся в списках рекомендованных... А если совещание молодых ведут "гении", претендующие на "первые роли", а у самих за душою - кошки скребут: кроме амбиций - протест и злоба, то ожидать от них пользы нельзя.

Вот и часто к спискам рекомендованных вдруг "приклеивают" десять, пятнадцать "окольных москвичей", известных своими "произведениями" лишь тем, кто их имена и "приклеивает" попутно проталкивая их, бесталанных, но способных пробуравливать "дыры", бетонные стены таранить.

Да и работа секретариатов СП России не гарантирует "чистоту рядов", как обожали говорить партвожди, не гарантирует: много, правда - иногда присутствует в заботах секретариатов, заседаниях их, творческих полемиках их, даже голосованиях их - индивидуальной отсебятины, обещательного компромисса и неизбежной логики - "а не мы, то другие!.."

Каждый из нас, согласно "общему и личному вкладу" в благое дело, каждый из нас - право на грядущую осторожность имеет... Я не считаю, что сегодня нужны шумные громоздкие совещания молодых, не считаю, что сегодня нужны шумнее громоздкие секретариаты, призванные в те политбюровские "решения" обслуживать "державную прозорливость ленинцев", да и вырывать у кремлевских лис из челюстей их цековский сыр нам - не очень похвально. Экономная работа СП России в областях - выгоднее.

Воровать и растаскивать собственность и недвижимость писательских Союзов доходнее, чем - утешать аппетиты мелочью.

Чей теперь "Худлит"?

Чей "Современник"?

Чья "Роман-газета"?

Чья "Столица"?

Чья "Советская Россия"?

А журнал - "Москва"?

А журнал - "Волга"?

А журнал - "Сибирь"?

А журнал - "Урал"?

А журнал - "Дон"?

А "Малыш" и "Новый мир", а "Советский писатель" и "Юность", а “Наш современник” все, до костей, до праха обглодано. Никто не процветает.

 

Курилы для Дурилы

 

Гарант в похмельной мгле Премьеров презирает: Глотает их в Кремле,

А в Думу высирает.

Он ими не любим,

Однако же - без риску

Прощаясь, дарит им Квартиру и прописку.

Непредсказуем, лих,

Такой большой Дурило,

Он мог бы высрать их

В Чечню иль на Курилы.

Тогда, в тоске борьбы,

С апломбом-то столичным,

Заерзали б клопы

По землям приграничным.

Вот был бы в мире

Но, баловень удачи,

Сие говно сберег

Для удобренья дачи.

Светло в их голове,

Отставка - не ошибка,

Но жаль,

с тех пор в Москве

Воняют думцы шибко.

Ну, а чиво бы вы еще хотели? Манны небесной ожидаете, а?.. Нет у нас лидера, грамотного и русского, вот и распоясался дикарь.

Дума. Совет Федерации. Депутаты. Сенаторы. Господи, как же ныне заарканили и позагладили, удушили в славе и объятьях холуйские журналисты российских начальников: "Сенатор!”... "Думцы!”... “Губернатор!” и т. д. и пр. Стыдно и больно, да пожаловаться некому: все утонули в грязной жиже грызни, компромата, зависти к золотым и алмазным кражам, к мерзавцам, сорящим доллары по Европе и по Азии, стервятникам, клюющим Россию нашу в сердце и кровь не вытирающим с кривого клюва!..

Губернаторы? Кто они? Страдальцы за свободу и благополучие народа? Борцы за правду? Защитники преданной и разоренной страны, кто, я спрашиваю, кто они, эти лжекоммунисты, эти лжеполитбюровцы, эти лжепатриоты, эти ленинцы, райкомовские, обкомовские, цековские и реформаторско-сиониствующие беглецы из построенного социализма и почти по строенного коммунизма в капитализм, кто они?!.. Они - патриции.

Пишут: "Лебедь - масон". Говорят: "Селезнев - мальтийский рыцарь". Кричат: "Ельцин - враг русского народа". Орут: "Горбачев - агент ЦРУ". Заслужили. И те, о ком кричат, заслужили, и те, кто кричит, заслужили данной паскудной атмосферы вокруг себя. А народ не обмануть: народ - ждет своего часа, ждет вождя своего, и он, вождь, непременно будет, обязательно явится трясти предателей России и врачевать родной народ русский огненным вихрем обновления и очищения. Суд неизбежен.

О, невыносимо глядеть на Аяцкова, Жириновского, Титова, Строева, Чубайса, Явлинского, Арбатова, тошнит от вонючего Гайдара, жутко - когда в кремлевской помойной яме заворочается облеванное чудовище, носящее псевдоним, фамилию Ельцина Бориса Николаевича, страх берет. Воры, блатяги, партийные изменники, двух, трех, четырех, пятиликие продажные твари над нами гнезда свили. Дышат на нас изменой и заразным политическим СПИДом. Травят Россию. На могилах русских пляшут скоты, обожравшиеся травою алмазно-золотою, взращенной на слезах наших.

Стыдно слушать Зюганова. Великую державу рассекли и проторговали чеченским боевикам кооператоры и олигархи, а ленинцы и сейчас не могут выбраться из-под холеной бороды Карла Маркса. Вшивят и вшивят...

Талантливые писатели - неистовы. Они обязаны прорываться в Москву. Не существует региональной русской литературы: русская литература - единый исторический процесс, единый легендарный голос народа, прошедшего через голод и холод, войны и тюрьмы, обманы и посулы, трагедии и победы, и разве не время возвращать украденное, воссоздавать в Москве "Центры слова", возобновлять и прокладывать "путь книги" не по региону, а по России, по России: в народ, в народ, единый и разобщенный, в народ, издревле почитающий своих пророков и своих певцов?!

Мы, русские поэты, хороним ныне седых учителей своих, взявших гордость и свободу слова у поэтов начала текущего века. Мы, русские поэты, являемся ныне ровесниками тем поэтам, кто пытается поднять и бросить собственное слово в огненный ветер лжи, гудящий по России.

И я не случайно напоминаю вам, собратья мои дорогие, давние, но больно обжигающие совесть нашу, строки Бориса Ручьева, узника Колымы:

И мы - почти что веку одногодки –

про юность

песни вечные споем,

за юность нашу

выпьем доброй водки

в последний раз… И чарки разобьем.

Не все писатели, кто имеет в руках приватизированные производства, счастливы: когда стране плохо, честному литератору еще хуже – ночная бессонница изматывает его, а дневная колгота лишает его покоя. Боль.

Кого виноватить? Каждый из нас по-своему пленник клановой непогоди, бушующей годы и годы не только над Москвой, но и над Россией, скорби, вползающей в разоренные села и города, сеющей черный дым безверья над священными крестами и обелисками. Но надоест, надоест нам скорбеть!..

Мы - пленники чужих стратегий, катастроф, направленных на русскую землю и русский народ беспощадными "цивилизованными" фюрерами, жадно озирающими пространство России, ее необъятные богатства: им нужна вода, нужно золото, нефть, воздух нужен. Они - баловни эпохи. Вундеркинды.

 

О, Русь моя, огонь и дым!..

Душа наша - подсолнух в бабкином огороде. Душа наша - луна в ночном омуте. А воля наша - горы утесные, повитые плачем вьюги уральской, осыпанные серебристыми вздохами озер и метелей.

На Куюк-Горе, по русскому сказу, Пугачев и Салават встретились. Мой хутор Ивашла /Ива шла/ - растворился под горою... Ну кто, кто, кроме нас, людей и народов, работящих и беззаветных, сохранит подсолнух на огороде, а луну - в омуте?.. А кто бабкин крест поднимет, кто?

Когда я с кладбищем простился

И вздрогнул путь в чаду моторном,

По склону всадник прокатился

На аргамаке жарко-черном.

Чего хотел, куда скакал он,

Зачем неслись во мглу собаки?

Крыло орлиное по скалам

Бросало тень - примету драки.

Медведь ли встретит удалого,

Сорвется ль рысь на незнакомца, -

Спеши к нему на помощь, слово,

Храни его, звезда и солнце!

Не так ли я тропой призванья

Умчался на коне в просторы,

Перемахнув чины и званья,

И бронзолапые заборы?

Судьба смеялась и страшила,

Но я, надеждами томимый,

Не проглядел тебя, вершина,

И предков крест неодолимый!..

От груза горя и волнений

Я на мгновение пасую.

Я опускаюсь на колени,

Я землю родины целую.

Лети вперед, рысак горячий,

И к холке, всадник, прижимайся,

В мятежных поисках удачи

На злость жакана не поймайся!..

Русский человек легко и свободно уживается, соседится и роднится, возводит державные крепи на единство и судьбу с другими народами, даже впереди себя их пропускает за водою и хлебом, пропускает их впереди себя учиться, праздновать и награды получать. Но не всякий представитель иного народа мудро воспринимает уступчивость русскую. Некоторые губу надувают, зазнаются, зазнайство перевоплощают в ненависть, и начинается их мелочность: нас утеснили, нас ассимилировали, нас зажали!..

При СССР национальные меньшинства пользовались привилегиями такими, которые русским и не снились. Но - шушукались, жидовствовали, а развалили СССР, остались без русских, избавились от них, - сами между собою затеяли неразбериху и поножовщину. Бог видит истину и тех, кто затаптывает ее, - наказывает сурово. Конечно, и среди русских достаточно небритых морд, достаточно воротил и конокрадов, но винить в целом русский народ и вешать на него ярлыки "шовиниста", "фашиста" опасно: канет русский народ в небытие - ни татарам, ни башкирам, ни чеченцам, ни калмыкам роскошь не замаячит, и не следует суетиться вокруг русской души и поплевывать в нее, настигнет жажда - пить захочется, а ее, душу, оскорбили и унизили!.. Бог видит правоту и неправоту.

Разве сложно разглядеть сутенера? И разве сложно разглядеть жида, распознать его, сующего псиный нос в наше братское жилье, в огород наш общий, в могилы братские наши, разве сложно?! Несложно, да мы ведь ослеплены гордыней национальною, хреновиною индивидуальной, а о враге, пожирающем пространства наши, мы забываем.

 



 
Copyright © 2019. Валентин Васильевич СОРОКИН. Все права защищены. При перепечатке материалов ссылка на сайт www.vsorokin.ru обязательна.