• Регистрация

Вакханалия содомистов

Полынь, полынь,

Смиренная вдовица,

Кто не пил слёз от горечи твоей?

Полынь, полынь,

Роняет перья птица,

Зыбь облаков белее лебедей.

Евгений Забелин

 

Приглашение к размышлению

Некоторые знаменитые головы недоумевают, изучая зверства рейховцев на оккупированных территориях: почему же четвертьевреи, полуевреи и даже евреи не щадили иудеев, не говоря уже о народах, сохранивших свой этнос в первозданном качестве. Омасоненные высмертки.

Одни находят в “героях смешанных кровей” психические ненормальности, переходящие в палаческие порывы, другие находят в них зависть к генетической цельности, третьи — страх мутантов, прорвавшихся к власти над государством, перед собственными детьми и внуками, более, чем они сами, изуродованными “мичуринскими скрещиваниями”...

Знаменитый писатель Григорий Климов, опираясь на выводы учёных США, Англии, германии, России, рассказывает о патологической ненависти мутантов к нормальному народу. Но ведь русские и татары века и века живут бок о бок, и от их смешанных браков не родятся казнители?

Державин — великий русский поэт!

Князья Юсуповы — великие имперские патриоты!

Да мало ли великих полукровок, сынов и дочерей разных народов, соединённых любовью в семью? Но почему фашизм зародился в Рейхе?

Адольф Гитлер — четвертьеврей.

Гейдрих — на три четверти еврей.

Эйхман — чистокровный еврей, выкрест.

Франк — полуеврей.

Розенберг — полуеврей.

Фон Ланц — еврей, наставник Гитлера, кузен Ленина.

Мадам Ханвштэнгл — еврейка, прятала Адольфа.

Требич-Линкольн — еврей, финансировал Гитлера.

Юлиус Штрайхер — еврей, издатель, антисемит.

Геббельс — четвертьеврей, министр пропаганды.

Гесс — полуеврей, заместитель Гитлера по нацизму.

Лей — четвертьеврей, министр рабского труда.

Геринг — немец, жена еврейка, маршал.

Гиммлер — полуеврей.

Ева Браун — четвертьеврейка.

Кто — финансист. Кто — маршал. Кто — вождь. Кто — подруга. Но все вместе — фашистский вулкан, взорвавшийся над планетой. Григорий Климов приводит неопровержимые доказательства дегенеративности этих личностей. Подобные справки о них дали немцы, американцы, русские, евреи, ученые многих стран. Особенно — евреи. И автор благодарит их.

Сей фашистский вулкан — скопище психопатов, проституток, маньяков лесбиянок, педерастов и партактивистов, способных быстро подняться на вершину культового садиста. Немцы оказались под гнётом обработки политиков, журналистов, пропагандистов и прочей нечисти. Притом — обработка строилась на “превосходстве немецкой нации”, на несравненности выдуманной арийцев. Кто удержит себя от самообольщения?

Наши “ожидовленные” вожаки наоборот: безбрежным интернационализмом замутили разум народам СССР и на рубежах сражений за “равенство и братство” под знаменем Ильича погубили нас — ведь русских-то сегодня расшвыряли и развеяли. А братство и равенство где? В обелисках...

Штыками и танками, гаубицами и бомбовозами столкнулись под Москвою и под Берлином Гитлер и Сталин — Сталин и Гитлер, уничтожив огнём и свинцом десятки миллионов солдат, осиротив невест и жён, детей и стариков. Ленин и Троцкий как бы мобилизовали русских умирать за чужое счастье. И Кремлевский Штаб поднялся против Рейха.

Сталин — полуеврей. Сомневаюсь.

Каганович — еврей.

Берия — еврей.

Мехлис — еврей.

Молотов — жена еврейка.

Ворошилов — жена еврейка.

Буденный — жена еврейка. И т. д. И т. п.

Ожидовленные рвут волосы на ожидовленных, а немцы и русские истекают кровью на Волге и на Одере. Так нам, идиотам, и надо.

Когда у народа отобраны микрофон и экран, газета и сцена, трибуна и школа, народ — холоп и раб навязанного ему вкуса, навязанной ему цели и лозунга. Да, с двух сторон разноидейные шизофреники привели Германию и Россию к историческому крушению.

Честные евреи честные немцы и честные русские и при марксистском Ленине и Дзержинском, Свердлове и Ягоде глубоко тревожились: зачеркивание и ликвидация национально-историко-религиозных опытов среди народов обязательно посеет в них рознь.

Гениальный русский поэт Сергей Есенин предупреждал:

 

Ах, сегодня так весело россам,

Самогонного спирта — река.

Гармонист с провалившимся носом

Им про Волгу поёт и про Чека.

Что-то злое во взорах безумных,

Непокорное в громких речах.

Жалко им тех дурашливых, юных,

Что сгубили свою жизнь сгоряча.

 

Где ж вы, те, что ушли далече?

 

Ярко ль светят вам наши лучи?

Гармонист спиртом сифилис лечит,

Что в киргизских степях получил.

 

Нет! таких не подмять, не рассеять.

Бесшабашность им гнилью дана.

Ты, Рассея моя... Рас... сея...

Азиатская сторона!

Кто заправляет компашкой-то, восславляя Волгу и Чека? Организатор музыки и хора. Гармонист-сифилитик. поймавший заразу в киргизах ликующий интернационалист. Бурная алкоголизация СССР. 1922 год.

А “Рассея моя...” и “Рас... сея... Лопоухий Ваня, Рассея, человек, не замечающий лукавства и даже — подлости. Доброта хуже воровства.

Волгарь, еврей, Ленин призывал нас совокупляться “до полного растворения евреев в великом русском народе”, а его землячок, еврей, Яша Свердлов, обнаружил в русском народе бесов России — казаков, врагов России — кулаков, подкулачников, деля нас на бедных и богатых, на шовинистов и марксистов, на белых и красных, пуская в ход карающий меч польского жида, Феликса Дзержинского, русского жида, Ягоды, и чисто русского головореза, женатого  на еврейке, Ежова.

Сталин жестоко почистил жидовствующую гвардию Ленина, но попутно порубал тысячи безвинных. Сталин победил Гитлера, но русская земля опустела, и её прибирают к рукам иные племена: ратные просторы Калуги и Тулы продаются ныне уйгурам, азербайджанцам и сикхам. Спасибо им, вождям марксизма и ленинизма!.. Ухайдакали русских.

Марксистско-ленинский интернационализм породил не только шизофреников и педерастов, предателей и палачей, не только, нет, он еще и натравил человека на человека, народ на народ. Неуважение и затаптывание национального бытия — мина, развалившая СССР, а теперь — и внутренние республики России разваливает: какому народу приятно исчезнуть с лица земли? Время обстригло пушистую бороду Карла Маркса...

Министр культуры России Швыдкой, охамев, громко гадает: какой, немецкий или русский, фашизм хуже? Судить бы библейского хама за издевательство над русскими защитниками надо, но некому. Абрамович, Березовский, Гусинский, Ходорковский, Кох, Чубайс, Немцов, Явлинский, Хакамада осудят его? Тоска Швыдкого о фашизме — гитлеровская тоска.

“Русский фашизм!” — орала шатия, пока не опротивела русскому народу. Вчера, 31 декабря 2003 года, весь вечер и всю новогоднюю  ночь жидовствующие певцы, плясуны, комики свирепствовали на экране: ни одна русская песня, ни один русский танец не был допущен, не говоря уже о татарском или мордовском искусстве: лишь импотенты, лишь зубоскалы и циники резвились!.. Действительно — зачем России республики? Израиль рядом — Москва стонет от двупаспортных назойливых гостей.

Не их ли высмеивал сатирик, еврей, Рафаил Шпук:

 

Евреям нравится проказить,

Носы в чужую жизнь совать,

По бухенвальдским топкам лазить

И об Адольфе тосковать!..

 

Зло сказано. Но Жванецкие и Познеры, Хазановы и Задорновы, Шустер и Якубовичи, Петросяны и Резники, Лирико-эпические кикиморы мимикой, жестами, косоротильствами, запахами уборной и слюны, подмигиваниями и растопыренными позами искажают и оскверняют, унижают и растлевают образ и нрав русского человека, русского народа. Содомисты и стукачи.

Нормальный еврей отвернётся от пляски дегенератов. Шпук прав:

 

Кобзон, Сванидзе, Гангнус, Шустер.

Швыдкой, Эванецкий, Петросян.

Нет, человека не пропустит

На сцену стая обезьян!..

 

Андропову, еврею, мерещился русский фашизм везде, даже в сортире, а Солженицыну мечталось кинуть русский народ под орды Китая, дабы пропал  русский народ, сгинул, теперь Солженицын, полу-полу, в патриотах русских разгуливает в Москве. Откуда у иродов безотвязная тоска по фашизму? Чувство генетической исковерканности терзает их?

Женя Гангнус, Евтушенко, революционил, революционил, а к его иудиной биографии, изданной в США, предисловие отмастачил, якобы, враг СССР и русского народа Аллен Даллес, начальник американской разведки?.. А в СССР к роману Жени Нагнуса “Ягодные места” предисловие пожаловал православный прозаик Валентин Распутин, член Президентского Совета при Горбачеве, а не какая-нибудь конкурсная курва из казино. Хм, где почивают ангелы, а где жрут из корыта свиньи? Заблудишься.

Помолчите. Неужели и рыдание Сергея Есенина не отрезвит нас?

 

Кто бросит камень в этот пруд?

Не троньте!

Будет запах смрада.

Они в самих себе умрут,

Истлеют падью листопада.

 

Они устали от ненависти к нам

Да, в пруду черти обильно водятся. И чертей мы вряд ли одолеем, если прилюдно и храбро не отряхнем с себя гниль содомистов. Лезут в заревую душу русскую свиными рылами, визжат, мажут грязью, хрюкают, антирусское выдают за подлинно  русское, посредственностью заменяют талант, честного бесчестят, зоркого ослепляют, как ослепили похвалами и поцелуями Юрия Кузнецова, содомисты энергичны и беспощадны.

За десятки лет существования СССР они ведь еле, еле распознали звездный “Тихий дон” Шолохова в грудах произведений, обычных и мало русских, откровенно — русскоязычных, награждая Нобелевскими премиями писателей, отгороженных генами от русской Среды и судьбы:

Борис Пастернак, еврей.

Александр Солженицын, полуеврей.

Иосиф Бродский, еврей.

Книга Григория Климова “Красная каббала” — характеристика негодяям, подписанная справедливыми евреями и справедливыми русскими, теми, кому нужна истина, кому призвание — молитва в храме. И мне неуютно иногда читать статьи Владимира Бондаренко, возносящего имена Окуджавы и Высоцкого, Солженицына и Бродского к сияющему зениту Есенина и Шолохова, Бунина и Лескова...

Зачем такие скользкие зигзаги Бондаренко? Сам же от поделил нас на русских и русскоязычных, на красных и белых, на русофилов и фашистов, а сам — разрушает собственную банальную жидовскую схему.

Пастернак — русскоязычный.

Солженицын — русскоязычный.

Бродский — русскоязычный.

Господин Бондаренко, и ты, мой глубокоуважаемый Литтроцкий, товарищ Бронштейн, слышал я, полуеврей, и ты, значит, русскоязычный или полурусскоязычный, унаследовал диктаторский напор определять, оярлычивать, утверждать — от жидовства, от содомизма? Не греши, Володя.

Зачем тебе понадобилось рассечь русскую связь со словом русским у Юрия Кузнецова и Владимира Личутина? Ты оттащил их от русского трагического мира отваги и покаяния, мученичества и победоносности, горькой серединности и поднебесного взлёта: ты годы и годы выдавливал, выжимал, вытравливал из их сердец вздох русской матери, любовь Богородицы. Твои аплодисменты над ними — ядерная изморозь...

Зачем ты внедряешь пего-лишайчатую поэзию Иосифа Бродского в наш русский быт? Даже — в русский фольклор. Даже — в русскую удаль. Даже в русскую славу. Но ведь поэзия Бродского — желтая сухая кость. Я уже не раз тебе говорил. А ты его — к Есенину. А ты его — к Тряпкину. Как тебе не стыдно? Почему не закреплять Бродского — как русскоязычного?

Ты Петра Проскурина обзывал фашистом. Ты и меня так обзывал. Но бесцеремонно тычется от корыта в корыто интернациональный хряк, а не литератор. Зачем уйгуров и сикхов завозить под Калугу и Тулу?..

 

На свете можно все разбить,

возможно все создать,

на свете можно все купить

и столько же продать.

 

Как просто ставить жизнь в актив,

в пассив поставив кровь,

купив большой презерватив,

любовь и нелюбовь.

 

Читай Бродского, выбирай лучшие стихи и пропагандируй их, но зачем в русском народе, воровато копошась, на святыни похотью сблевывать?

 

...вдыхая сперму и бензин

посередине дня,

входи в великий магазин,

не вспоминай меня.

 

И ты, Володя его — к Есенину? Уймись. Вдыхай сперму. Навязывать русской красоте спидовую мораль — фашизм. Полноценному еврею и полноценному русскому, французу там или американцу, человеку нормальному, твоя агитация — жидовская перхотная течь, ядерная зараза.

Повернись лицом к Есенину и поклонись ему, Володя, поклонись, да, или спокойно вникни, вчитайся в стихи и поэмы Сергея Макарова, питерца, земляка Иосифа Бродского, кумира твоего и усладителя слуха твоего, — в стихах и поэмах Макарова — русский народ движется, работает, воюет, горюет, смеётся, поёт, пляшет, Сергей Макаров удивительно национальный, высокограмотный, мудро русский, роскошно одарённый поэт. Но ты не заметишь такого. Тебе подавай с дефектом, а здесь:

 

Над морем, над морем Белым,

Над сном кособоких скал

Не пасынком оробелым —

Хозяином вечер встал.

 

Или:

 

Мороз утоляет злобу

На горле у родников...

Здесь узники шли в утробу

Урановых рудников,

Ныряла за робой роба,

Строгала гробы Сибирь...

На белой щеке сугроба,

Как рана, горит снегирь.

 

Или:

 

Вздрогнул утренний бор,

Солнце даль обрела, —

Это март-зимобр

Расправляет крыла.

 

Или:

 

Живите же долго, что сердце запело,

Дарите Руси дочерей, сыновей...

Сверкнуть и погаснуть — нехитрое дело,

Но люди — не молнии, люди — сильней!

 

В Сергее Макарове — дыхание Бориса Корнилова и Павла Васильева, и я снова цитирую Сергея Есенина:

 

Я спросил сегодня у менялы,

Что даёт за полтумена по рублю,

Как сказать мне для прекрасной Лалы

По-персидски нежное “Люблю”?

 

Я  спросил сегодня у менялы

Легче ветра, тише Ванских струй,

Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое “поцелуй”?

 

И ещё спросил я у менялы,

В сердце робость глубже притая,

Как сказать мне для прекрасной Лалы,

Как сказать ей, что она “моя”?

 

Деликатность-то, Владимир Григорьевич, какая? А ты, без смущения нахрапом — в русские классики Иосю Бродского, тунеядца, по законам СССР, а Нобелевской премии — гения!.. Конечно, Ёся Бродский нежнее Александра Безыменского и Веры Инбер, Симёна Кирсанова и Джека Алтаузена, но в каком каземате расстреляны Борис Корнилов и Павел Васильев, Алексей Ганин и юный Юра, сынишка Сергея Есенина?

Да, русский народ о сей поры — под игом дегенератов, олигархов и воров, но евреи, защищающие свою материнскую речь и культуру, не навредят нам, русским, а посочувствуют. Праздник Нового Года показал распущенность и разврат помешанных на сексе ублюдков. Но русское слово непременно возвратиться к ребёнку и к старику, к поэту и к учёному, возвратиться — крылатым и озарённым!

Чего хотел четвертьеврей Гитлер? Отомстить грузинскому полуеврею за Великую Чистку?.. Но причем тут еврейские и русские страдальцы? НЕ надо белую  розу венчать с чёрною жабой, апирамидальный тополь скрещивать с болотною корягою. Природа карает ударников ассимиляции.

Православие хранило русскость нашу. Молитва и песня — свет нашего народа русского. А мы самого Льва Троцкого на язык народу русскому наступить разрешили, безоглядно бранствующие интернационалисты:

Брежнев — Генсек ЦК КПСС, жена еврейка.

Суслов — чл. Политбюро ЦК КПСС, жена еврейка.

Русаков — секретарь ЦК КПСС, жена еврейка.

Ельцин — президент РФ, жена еврейка.

И мы, русские, — фашисты? Миф о русском фашизме нагнетают и распространяют со сцен, с газет, с экранов и с трибун омасоненные геи, уроды, шизофреники, мокрогубые фюреры грабительских мафий, толпящиеся у державных рулей и дико презирающие национальную мораль народов.

Поэтому и колокола плачут и звенят, и звонят, и кричат с покосившихся куполов истерзанных церквей русских.

И снова голос Есенина окликает нас:

 

Отвори мне, страх заоблачный,

Голубые двери дня.

Белый ангел этой полночью

Моего увел коня.

 

Богу лишнего не надобно,

Конь мой — мощь моя и крепь.

Слышу я, как ржёт он жалобно,

Закусив златую цепь.

 

Вижу, как он бьется, мечется,

Теребя тугой аркан,

И летит с него, как с месяца,

Шерсть буланная в туман.

 

Спасибо тебе, лебединая Рязань. Спасибо тебе, Мать-Богородица, Россия моя невиноватая, светом терпения и любви осиянная. Дочерей твоих рисуют нам глупыми и гнусными, нищими и бездетными, а сыновей твоих — небритыми и пропитыми: смехачи и дебилы, полукастраты и скочевряженные мерзавцы расстреливают ежедневно змеиными остротами русских, русских, спасших их от виселиц и газовых камер.

 

Мусорщики формируют ударные отряды

 

Когда рушится здание — рушатся внутренние стены, над фундаментом образуется гора мусора. Сейчас — мусор в литературе. Спрос на профессию мусорщика прыток. Как бы посмотрел Александр Блок на это или Сергей Есенин? Мусорщики продолжают формировать бригады мусорщиков...

Рафаил Шпук опять прав, рисуя образ графомана:

 

Связь поколений нет,  не захирела,

Благоухает и при новой власти:

Макака на Швыдкого посмотрела

И вскрикнула: “Ай, вот он, мой лобастик!”

 

А теперь о мусорщиках-гениях и о их отношении к славянам и русским: “Славяне... постоянно служили как раз главным орудием контрреволюции. На сентиментальные фразы о братстве, обращённые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским был и продолжает ещё быть у немцев их первой революционной страстью (...) и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрировались враги революции: в России и славянских областях Австрии, и никакие фразы и указания на неопределённое демократическое будущее этих стран не помешают нам относиться к нашим врагам, как врагам”. Мания Гитлера?

Наборы — из бессмертных творений Маркса и Энгельса. Недаром захлебывался Владимир Ильич Бланк русской кровью, организуя массовые расправы над несчастным народом русским на всех перекрёстках России: и мы чуть ли не молились на него, лысого ненавистника нас, людей русских?

Сегодня Бондаренко раскалывает нас, литераторов России, на белых патриотов, красных патриотов и русских патриотов, а сам всовывает между нами жидовствующих русских или русофильствующих жидов, наделяя их непререкаемыми “качествами”, которые ни им, ни ему даже не снились...

Попробуй — возрази: его “объективная газета”, его “День”, кинет на тебя, точнее, — вытряхнет на тебя мешок грызунов, заразных и кривозубых, натренированных пожирать золотые колосья на русском поле. Мусорщики из праха церквей гребли золото, а на щебне горниц казнили пророков.

Перед Рождеством Христовым весь день и вечер стадо разнагишённых похабных дур то передом, то задом тыкались друг в дружку, блеяло, ржало, хрюкало, изображая совокупление, а в День Рождества Христова оргию продолжил фильм об Алле Пугачёвой. Сексуальная старуха выползла на НТВ. И в конце — Алла Борисовна уселась на стульчак в туалете и вздулась. Запах от НТВ потёк по квартире и, наигексогененный, потёк на улицу, хлынул на раздолья Отечества: цистерна опорожнилась...

Так содомисты ненавидят русский народ! Но кроме русских в России много иных народов. У них — своя религия, свои достоинства. Но если мы отдали на посмешище свои достоинства, мы, русские, то почему же нам обязаны подражать соседние народы? Россия непременно будет разрушена, как разрушен СССР, если мы не запретим издеваться над собою и над соседями. Нынешняя Россия — истязаемая израильтянами Палестина.

 

Гармония стиха божественные тайны

Не думай разгадать по книгам мудрецов:

У брега сонных вод, один бродя случайно,

Прислушайся душой к шептанию тростников.

 

Бондаренко упрекает патриотов бескультурьем, асам, поди, сам не прочитал сию великолепную октаву Майкова. Бондаренко и за большие доллары не с может национально прочувствовать вот эту русскую святую частушку: он, точно вам говорю, — отнесёт её к интимной тайне гомиков.

 

Мы с товарищем прощались,

Оба горько плакали,

На его белу рубашку

Мои слёзы капали.

 

Бондаренко никогда  не поймёт — почему Гоголь — только русский великий писатель, а Шевченко — только украинский, хотя оба могли отлично творить и на украинском, и на русском. Эх, Володя, Володя, ты ведь до сих пор не знаешь: кто ты, полуеврей или полурусский, еврей или русский, а искусство, особенно литература, двуличий не терпит. Есенина ты не знаешь. Ты знаешь Бродского и Окуджаву, ты знаешь Высоцкого и себя, но кто ты сам — не знаешь... Не обижайся, брат.

Русская песня, да любая, башкирская или мордовская, история и литература любого народа, коренного народа России, житейские радости и заботы наши с вами под каблуками похоти и словоблудия, ненависти и разврата, хрипа и бездарности, политиканства и расизма двупаспортных проходимцев и стукачей антирусских разведок и мафий.

Включаешь телевизор, а там опять и опять, опять и опять:

кукарекающий Галкин,

наизраильтяненный Хазанов,

на ведьминой метле Алла Пугачёва,

поддёргивающий штаны Петросян,

кокотка кучерявая, Киркоров,

пугающий животом Швыдкой,

лоснящийся париком Кобзон,

сеющая из-под хвоста отраву Хакамада,

а там — Шустер, Познер, Немцов, Явлинский, Новодворская, Жириновский, Сванидзе, Гайдар, Жванецкий, Якубович, и в газетах — они, они и они!..

А тут ещё — русский витязь, патриот, Владимир Григорьевич Бондаренко нападает на Капитолину Кокшенёву и Лидию Сычёву, баб русских, за то, что они не заскочили вместе с ним в синагогу поклониться Березовскому, экие русофобки... А Валерий Хатюшин — киллер: покритиковал мифическую блажь Юрия Кузнецова, и поддержал его кто? Николай Дорошенко. Значит — убили они Кузнецова, хотя иудиными похвалами убил поэта Бондаренко.

Бондаренко не читал прозу В. Гусева и П. Проскурина, И. Шевцова и Н. Воронова, И. Акулова, не читал книг И. Голубничего и А. Филиппова, В. Машковцева, М. Замшева и С. Макарова, он, Владимир Бондаренко, — Лев Троцкий в литературе, русскоязычный вождь!..

Ну разве не прав благородный Рафаил Шпук?

 

Везде полно евреев нонича,

А русским всюду не в протык,

Но без Владимира Григорича

И тем и тем — вобче кирдык!

 

Наша беда — ликвидация национального самосознания в нас ультрадогматом.

Агент ЦРУ Берт возил Евгения Евтушенко по Америке, совал ему доллары, устраивая вокруг “борца за правду” лжепиар, и чем закончились концерты Жени Гагнуса в США? Пустыми залами. Чем закончились “разоблачения русского фашизма” Явлинским, Немцовым и Хакамадой? Опротивели они людям, народу российскому осточертели. Сохнут о Гитлере?

Но Явлинский мелькает на экране среди участников “Всемирного русского собора”, — не за ретивые ли призывы расстреливать в октябре 1993 года защитников Дома Советов? Противно глядеть и на известных политохмурял, комсомольских и партийных вожаков, снующих между батюшками и митрополитами, а вчера сновавших между “спецкорами” КГБ, юмористые и нахальные, упитанные и подлые, явись Берия — опять прильнут к нему.

Слово - не только твой генетический голос, но и родовой свет твой, но и национальный выбор твой, наследственная любовь и верность твоя, голос призвания твоего — судьба твоя. Владимир Бондаренко много и доброго произнёс своими статьями и очерками о талантливых русских поэтах и прозаиках, но сколько же ему лукавить и метаться между еврействующими русскоязычными “творцами” и подлинно русскими художниками?

Куприн в письме к Батюшкову от 18 марта 1909 года сказал о лихих русскоязычных творцах: “Писали бы вы, паразиты, на своём говённом жаргоне и читали бы сами себе вслух свои вопли. И оставили бы совсем-совсем русскую литературу...” Из моего поколения ни один, мечущийся и лебезящий, не стал серьёзным литератором: слово  не проведёшь!

Чем ныне уничтожают русский народ содомисты?

Водкой,

развратом экрана,

ложью газет,

ограблениями,

абортами,

нищетою,

войнами,

предательством!

А Иисус Христос учит целомудрию и святости, традиции и мужеству.

 

Сходящий с распятия

Немцам навязан немецкий фашизм не немцами, а гитлеровцами, горючей биологической “смесью”, и она же, сия “взрывная смесь” биологии ныне навязывает нам “русский фашизм”, нам, русским, закабалённым ими же.

Станислав Куняев о немцах:

“Как они стесняются вспоминать о Вагнере и Ницше только потому, что их имена были почитаемы при Гитлере, так и нам придётся опускать глаза при разговорах о горьком, Шолохове, о Есенине и Твардовском”.

Сергей Семенов о публицисте Эдуарде Ходосе:

“Харьковский публицист ничего, разумеется, не имеет против евреев, сам еврей с открытым еврейским самосознанием. Но вот “жидовствующих” не уважает. Тех, кто ограбили и продолжают грабить  русских, украинцев, всех, кто попадается, включая и рядовых евреев. В итоге получилось, что “кошельком” московского Кремля стал Абрамович, а тем же “кошельком” киевского Крещатика сделался Рабинович. Есть разница?”

Михаэль Дорфман о еврейском фашизме:

“Ничего страшного не случится, если произнести словосочетание “Еврейский фашизм”. Что поделаешь, если был такой исторический факт. Жил в Тель-Авиве в 20—30 годы публицист и писатель Аба Ахимеир (Аба-Шауль) Гейсинович, 1897—1962), отец популярного ведущего израильского ТВ. Он вёл в конце 20-х — начале 30-х в газете “Доар а-Йом” (Даййу Рост) колонку под названием “Дневник фашиста”. По мере способностей хвалил Муссолини, симпатизировал Гитлеру. Аба Ахимеир основал организацию “Брит Бирьоним” что-то вроде штурмовиков”.

Хватит страдальческое лицо русского народа мазать русской святой кровью, хватит. Пора не одному Владимиру Бондаренко перестать вилять и лукавить,  но и многим из нас, пора. Давно пора! Иначе — еврейский газетный и экранный фашизм неминуемо умоется собственною кровью снова.

 

Да, комсомолу восемьдесят лет,

И каждый слышит сердцем справедливо,

Что без Кобзона радости нам нет,

Как без Гусинского нет Тель-Авива!..

 

Сколько ни расстреливать, сколько ни раскулачивать, сколько ни лезть в чужие Президентские Дворцы, сколько ни сражаться за “бессмертные” идеи Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина, а конец — ужас берёт: Израиль нам поставил боевиков, бейтаровцев, на крыши зданий в Москве, и, как мы убедились, не оставил изменников Родины, Горбачёва и Ельцина, с непослушным народом один за один. Навязчивая задача Гитлера — 30 миллионов русских уничтожить, а 50 миллионов рассредоточить по Сибири и Дальнему Востоку - почти реализована.

В Великой Отечественной уничтожили около 30 миллионов, а в эпоху вредительской перестройки 30 миллионов забыли вывезти из бывших республик СССР, стран СНГ. Забыли тех, кто возводил там ГЭСФы и ГРЭСы, кто поднимал целинные земли и строил металлургические, химические, авиационные и прочие заводы. И пожинаем плоды безответственного, наплевательского отношения к русским: Эстония и Литва, Латвия и Украина запрещают русским детишкам учиться на родном языке русском, на языке Пушкина и Толстого, Лермонтова и Тургенева, Некрасова и Бунина, Платонова и Шолохова, Есенина и Маяковского. Кто же ответит за поругание?

Савик Шустер, в “Свободе слова”?

Или — Якубович, в “Поле чудес”?

Против израильской заградстены в краях Палестины возмущённо проголосовали 150 стран,  государств мира, а Шарон посылает их  на три буквы, и Познеры наши помалкивают на экранах. У русского народа песня года здоровье и память, его разум и доброта, его храбрость и честность, его слава и продолжение рода, но есть ли она, русская песня, присутствует ли сегодня на экране? Нет. Там — пьянь, там обжоры, там циники, там геи, там банальные проститутки. Там рекламы — торговые сделки, афиши распада и разложения, распродажа СПИДа и безверья в личность.

И находятся подлецы, навешивающие ярлык шовиниста народу русскому: вот девочку, таджичку, в Санкт-Петербурге убили фашисты русские, а в Таджикистане бабушку русскую, инвалидку, изнасиловали, кто? Таджикские фашисты? Народа фашиствующего нет, но у каждого народа — свои паразиты.

Но воскресает русский распятый народ. И над Голгофой русская заря поднимается. И русский Иисус Христос медленно с креста сходит.

Звените, звоните, кричите, златомедные колокола!

Зовите, зовите нас, позабывших о храмах, к единению!

Мой салют Сергею Макарову за его ратные строфы!

 

По скрещению былей и сказок

мы выйдем к  рассвету, —

Разве ж мы не хозяева в нашей

бессмертной стране?

Да, хозяева мы, свято помните

заповедь эту.

Как живете, друзья,

Почему не зайдете ко мне?

Мы ведь с вами бойцы, мы в запасе,

такая уж доля,

На висках седина не остудит

славянский наш нрав:

Не забудьте, друзья, мы — застава

у Дикого Поля,

Наши кони — до срока в ночном,

средь ивановых трав!..

 

О, на коне не Иосиф Бродский, а правнук Евпатия Коловрата — синеглазый воин рязанский!..

Пусть сохранятся на радость Богу коряки и русские, удмурты и нивхи, буряты и алтайцы, эвенки и балкарцы, калмыки и тувинцы, но не иначе же?

Пусть никто не смеет коверкать и мусолить материнскую речь и слово, данное природой народу, никто!

Пусть рожденный от двух смешанных любовей поэт — ставит свечку одному Богу, а не десяти!

Поэзия — вера. А человек, еврей или русский, полуеврей или полурусский, принимает веру, чтобы знать своё место в храме, а не перебегать из молельни в молельню, как хорёк — из курятника в курятник.

Для меня книги Климова — не учебник и не инструкция, но Александр Блок несомненно прав:

 

На небе — прозелень, и месяца осколок

Опыт, в лазури спит, и ветер, чуть дыша,

Проходит, и весна, и лёд, последний колок,

И в сонный входит вихрь смятённая душа...

 

Что месяца нежней, что зорь закатных выше?

Знай про себя, молчи, друзьям не говори:

В последнем этаже, там, под высокой крышей

Окно, горящее не от одной зари...

 

Спасибо ему, великороссу, за красоту дружелюбия! Будь ты евреем, татарином, удмуртом, русским — не кровь правит человеком, а сердце, совесть и разум. И если ты Человек, ты и есть — еврей, татарин, удмурт, русский, но со своим лицом, речью и статью. Сергей Есенин, бессмертный ученик Александра Блока, говорит нам:

 

Поле, поле, кого ты зовёшь?

Или снится мне сон весёлый —

Синей конницей скачет рожь,

Обгоняя леса и сёла.

 

А годы, быстрее коней и выше птиц, летят и летят над нами. Летят и летят. Стремительные, поднебесные: не остановить их и даже не окликнуть!

11 января 2004 года

 
Copyright © 2017. Валентин Васильевич СОРОКИН. Все права защищены. При перепечатке материалов ссылка на сайт www.vsorokin.ru обязательна.