• Регистрация

О хоре на русском просторе

 

Газманов, Розенбаум и Киркоров

Запели хором — эки молодцы:

Все воробьи попадали с заборов

И смылись в Эфиопоию скворцы.

Но мы похлеще видели уроны

И нас не пошатнёт сей инцидент!

 

Пока в Кремле тусуются вороны

И в гости ждет Кобозна Президент.

 

Кто пожирает наши леса

 

Перестроечная эпоха в литературе — уничтожение переводческой традиции, школы, отчуждение поэтов друг от друга по СНГ да и внутренним республикам России. Но национальным собратьям полегче: у них — газеты, у них — радио и телевидение, даже — журналы. А у русских поэтов что?

По какому экрану разрешат Жванецкие и Якубовичи сказать свое национальное слово Ивану Савельеву? В наших руках, русских руках, ничего нет, что помогало бы тебе, национально думающему и национально творящему русскому поэту. Хотя, спасибо, пока не сажают и не расстреливают нас.

Вон в тридцатые траурные годы как буйствовали Безыменские и Антокольские, Коганы и прочие Инберы? Эпштейн, он же — Михаил Голодный, великому русскому поэту Павлу Васильеву прямо и откровенно учинил приговор:

 

Я знаю:

Он снился тебе — забияка,

Повисший в петле

Над открытым окном.

Он шёл —

Ты ползком пробираешься в драку,

Врагам улыбаясь скуластым лицом.

Ох, поздно же, пташечка, ты запела.

Что мы порешили — не перерешить.

Смотри,

Как бы кошка тебя не съела.

Смотри,

Как бы  нам тебя не придушить.

Будешь лежать ты,

Покрытый пылью,

Рукой прикрывая

Свой хитрый глаз.

Таков закон у нас,

Павел Васильев:

Кто не с нами — тот против нас.

 

А какая жестокость натуры, жестокость идеи, жестокость цели и какая беспощадность слова у русскоязычного стихоплета Эпштейна? Мало ему — влез в чужой мир прекрасного, нет, начал еще и хрюкать, швыряя свиным рылом грязь направо и налево, и впился клыками в Христосоподобный Образ Сергея Есенина, трактуя по-иудински великую судьбу:

 

Я знаю:

Он снился тебе — забияка.

Повисший в петле

Над открытым окном.

 

Ужас. Так сегодня в Израиле Шарон себя ведет: палестинцы — пыль, рабы, а евреи Богом посланы диктовать правила поведения им и планете. Но Павел Васильев вёл себя не ползущим, а скачущим в бой за Русь Коловратом...

Больно мне, седому поэту русскому, осознавать, что оттеснение нас уже десятилетиями продолжается. Больно мне видеть  русских трусов, ничтожных рифмачей: ведь трусость русского поэта — первый признак его несостоятельности, им самим ежесекундно слышащим её.

Больно и стыдно мне, седому русскому поэту, читать жидовствующие страсти в “Российском литераторе” на действительно русских поэтов, патриотов русских. Зачем понадобилось редакции газеты шипеть и кусать крысино талантливого Максима Замшева? Иван Голубничий и Максим Замшев за одну только свою окрыленную публицистику — достойны уважения, но они — отважные журналисты, редакторы, но они — очень одаренные поэты, не роняющие русского национального авторитета. Зачем их мазать?

Почему бы “Российскому писателю” не сказать доброе слово о Савельеве Иване, москвиче смоленском, о нём, русском страдальце, честном и работящем человеке и поэте? Газета и меня иногда стремится пнуть, но я их жидовских тапочек не слышу. Перед героями моих поэм — Евпатием Коловратом, Степаном Разиным, Емельяном Пугачевым, Дмитрием Донским, Георгием Жуковым, Игорем Курчатовым, Юрием Гагариным, Зоей Космодемьянской, и мыши, грызуны, мне кажутся соловьями...

Русская совесть все видит!

Русская совесть подлости не простит!

Когда выползал на экран Бурбулис или Гавриил Попов, или с юркой одышкой выскакивал Гайдар, или с экрана гундявил Кириенко, я ничему не удивлялся: измятые американскими долларами и обсосанные народным гневом, они, похожие между собою интернациональною подлостью шакалы, чем удивить меня могли, тем более — порадовать? Напомётили, заразники, и удалились.

А чем удивит или осчастливит нас Греф? |Начал же он пожирать около древних русских дорог и около городов и деревень леса закадычные наши, никто не удивился: лишь плевались многие в его сторону, но разве он, пахнущий гадостями кремлёвский Греф, ощутил? Презрение народа — их навязчивая тоска: догадываются, нашельцы, мол, сильно мы русским напакостили на всех просторах державы. Больные жадностью и убогие смыслом судьбы.

И — ещё терпимо. Ещё — Грефов чуток вынести можно. Нервы не лопнут. Но вот министры и премьеры, а за ними — президенты, мимикуя и кокетясь, стараясь нормально показаться, принимаются разглашать гениальные решения увеличить пенсию на 120 рублей, овевая страну благородством и ветром успехов, а сынок вороватого банкира Смоленского, двадцатитрехлетний миллиардер, покупает автозавод в Англии, подражая Абрамовичу, ну как удержаться русскому народу, чтобы не дать пощёчину правителю?

То собратья по грабежу России миллиарды уволокут на Запад!

То областные и республиканские карманники миллиарды стибрят!

То золотые запасы России вдруг пропадут в джунглях США!

То льготные нищие копейки Кремль сдирает с нищих старух и стариков!

То новорусские мерзавцы, новоордынцы, захватят наши реки и озёра!

Милиционера, взяточника, ловят, а Басаева нет!

Да, зачем же ты, премьер, лжёшь? Зачем ты рядишься под заботливого? И ты, президент России? Считаешь нас  дураками? Думаешь, мы не замечаем разницы между народом и вами? Не видим разницы между нищим инвалидом войны и обожравшимся алмазами Абрамовичем? Ваши заботы — яд!

Ваша российскость — псевдоним изменников!

Ваша молитва — страх перед собственной мерзостью!

Вам, живым, не будет утоления!

А мёртвым — покоя!

Сегодня вызывать Зурабова на экран и рассуждать с ним о том, что  лучше деньгами заменить льготы крестьянам, поскольку на селе ни вода, ни газ, ни электричество не подаётся, а уж лекарств, разумеется, вовсе бесплатно никто не пожалует старику, — жалкая репетиция правителя, глупая реклама беспокойства о народе: не ставить государственно, не собирать силы на лечение смертельного сельского хозяйства, не решать отважно и надёжно судьбу  русской деревни, а мелькать, как хихикающий Петросян по телевизионным сценам.

Да и беда городская в России с квартирами и рабочими местами, беда со взятками чиновников и адвокатов, судей и прокуроров, беда с поголовным пьянством за рулём и у станка, беда с захватом рынков, куда честный труженик не допускается продать курицу или картошку бандитами, беда с отчей землёю, захваченной приватизаторами, банкирами и заводчиками, побеждается и ликвидируется встречами на экране с Кудриным или Фрадковым, бездарно и постыдно адресуемыми нам. Безгрешная ирония.

Путин:

— А, как там, на Камчатке, нашли упавший вертолёт, обломки привезли?

Фрадков:

— И, даже пропеллер, Владимир Владимирович, солдаты во мху откопали!

Путин:

— Замечательно. А как с мобильниками у-у-у бабушек под Чупой?..

Фрадков:

— Кудрин выделяет на 120 рублей больше для их деревушки на 2005 год!

Путин:

— Отлично!.. Пусть срочно зайдёт Иванов, министр обороны.

Иванов:

— Владимир Владимирович, в Чечне уже с утра три раза Басаева поймали!

Путин:

— Интересно. Мочи их!.. Сам-то побывал в сортире, а генералы как?..

Иванов:

— Чеченских боевиков надо заставить изучать филологию, негодяев!

Путин:

— Язык трудно даётся. Я вот с немецким вожусь, Позови Грефа.

Греф:

— Зачем государству за  старух отвечать и за Магнитогорский комбинат?

Путин:

— Если Чубайс выключит свет в Москве, быстрее в Санкт-Петербург съедем?

Греф:

— Валя Матвиенко Царский Дворец нам ремонтирует, сама малярничает аж!..

И народ аплодирует. Лишь Лужков, наблюдая за диалогом, несколько сконфужен: “Они переедут, а я, ни квартиры, ни машины, ни прописки, ни приличной зарплаты не имею, с кем и с чем в Москве задержусь, бомж? А им наплевать, питерской команде, на москвичей, на армян, на узбеков и на уйгуров с евреями, на которых я столько потратил доброты, заселяя столицу России первоначальным, средним и высшим бизнесклассом!”...

Голая, обрызганная тёплым ногайским пивом, певица Алла Сукачёва, лёжа на общественном диване, кушетке гостиничной, внимательно анализирует рассуждающих на экране:

— Корифеи. Сволочи. Обжоры. Недоноски. Приватизаторы. Всю Россию раскарманили. Болеют долларами, золотом, алмазами и водою. Их раздражает, дескать, воды полно в России, а пива мало. Воду, значит, продавать китайцам, по их мнениям, нужно, а пива наращивать. Куда наращивать, если я лежу — и вся пивом набухла, куда? — Певица раскупоривает ещё...

А за дружеским столом в кафе клоуны:

— Я, Хазанов, народный хохмач, а выступаю на экране реже, чем Путин!

— А я, Петросян, любимец России, а выпускают меня на экран за Грефом!

— А Кудрин на меня, Жванецкого, похож, вот и суют везде его на экран!

— А я эту кремлёвскую капеллу больше уважаю, нежели вас, она гораздо пр-р-о-од-дю-ю-юсиристее и антисоветчинее нас! — орёт Жириновский. В студию стучатся классики: Резник, Шилов, Церетели —

со стихами,

портретами,

бюстами!..

 

От ЦРУ до НАТО

 

Я приводил примеры из диалогов Кремля не путинские, а диалоги, иронично пересказываемые в народе. В народе достаточно заметно гуляет насмешка над ежедневными многоразовыми мельканиями президента по экранам, и никто, из коллег президента, не посоветует главе государства мелькать пореже, никто. Словно радуются провинциальной тяге к славе...

А русский народ — гонимый кровососами, олигархами, народ. Русский народ — обездеревененный народ. А народ, потерявший село и землю, народ, потерявший из очей могилы отцов и дедов, растворится и пропадёт в просторе, занятом другими, пришлыми, народами. Не иначе.

По утрам в Москве между гаражами, а когда-то здесь ютились детстадики, весёлые и родные, между гаражами семиклассники и десятиклассники распивают вино и водку, пораньше — пиво глушили, прогресс достигнут... Пьют и укалываются анашою. Пьют и дымят табачищем. Ну, что ожидать от них матерям и отцам? Придут ли они на могилу бабушки и дедушки? Зачем она им?

Вырастут ли из них солдаты и офицеры? Учёные из них вырастут? А рабочие из них получатся? А невесты и женихи из них есть? А жёны и мужья из них вызреют? А родят они кого? Испитые, искуренные, погибающие. И это — сложно увидеть президенту? И это невозможно пресечь правительству? Не хотят видеть. Не хотят пресечь. Предательство кружит коршуном над нами и чёрным карканием зовёт поколения к следующему предательству.

Трудно вспомнить призыв Тэтчер уменьшить СССР до древней        Московской Руси?

Трудно запретить продавать заразные продукты и лекарства юношам и старикам в России?

Трудно запретить развратно-спидовые ликования на экранах и на сценах страны?

Трудно запретить разжигать рознь между исламом и православием, между тюрками и русскими у нас?

Иванов, министр обороны, оптимизирует: дескать, в Чечне контрактники воюют, а не призывники, и что, пусть гибнут?..

Да, Греф не запишется в контрактники.

Да, бомжам тяжелее жить, чем холёным щенкам кремлёвцев.

И на Валентина Григорьевича Распутина нельзя нам обижаться, что одна из героинь его повести, малоопрятная и мокрицемокрая, несчастная баба русская, так он её нарисовал, стреляет в насильника своей дочери, азиата, из полупоганой капустно-мясной продуктовой сумки, хитро упрятав туда, в сумку, в чрево сумки, снайперский полусамодельный пистоль.

Зачем ей, русской матери, русская красота перед подвигом святого отмщения? Бомжихой выглядеть приятнее. Национальная гордость Распутина сговорчива и до беззащитности искренна: “... пошёл к Горбачёву в Президентский совет. Не потому, что абсолютно доверял Горбачёву, а рассуждал так: если не я, то Евтушенко или Коротич... А уж что бы они принялись советовать, сомнений не вызывало”. Да, а сам снабдил роман Евтушенко “Ягодные места” ликующим предисловием. Силён русич!

А из ГКЧП сиганул в объятья к Солженицыну зачем? Опять — перерыть Коротича  или Гангнуса-Евтушенко? Вот — действительно воин!.. Не помог же земляку, сибиряку расстрелянному, Павлу Васильеву, закрепиться в новых поколениях русских людей, а ринулся в бой с реформаторами, в сражение за премию Исаича! Орёл. А в ГКЧП, завидуя кому, попал?..

“Вот многие говорят, что Путин никуда не годится. А может быть не надо о нём так безапелляционно? Время тяжкое: обнищали, растеряли, развеяли по ветру всё лучшее... Тут горлом или кулаком не возьмёшь, тут, может быть, изворотливость и трезвость Путина и нужна”. Это — Григорич изрёк опять беззащитно искренне, как выстрелил из продуктовой сумки, но не ради холуйства, нет, а перекрыл дорогу гнусным русофобам, рвущимся подхалимничать президенту. Настоящий герой. Штирлиц...

 

Герой, но второй

 

Ты звал Россию выйти из Союза,

Потом в ГКЧП нырнул, с конфуза,

А  испугавшись, прыгнул, ить по-заячьи,

В объятья премиальные, Исаичьи.

Итог:

Да, ты стратег, да, ты у нас герой,

Но Жириновский — первый, ты — второй!..

 

Политбюровцы ленинского ЦК КПСС вломились в Афганистан руководить марксизмом и сооружать коммунизм, но встретили талибов, не согласных с их авантюрами. Талибов политбюровцы не усмирили, а Советскую Среднюю Азию, где веками братались ислам и православие, навсегда потеряли: народы СССР сразу тихо и горько осудили политбюровцев.

Теперь — справили свадьбу России с Израилем. Зачем такой карнавальный обряд? Раньше — в Египте и в Сирии, в Иордании и Тунисе, Кувейте и Ираке русскому человеку, не просто русскому, а говорящему на русском языке, — привет и почёт, улыбка и радость, а ныне? Авантюра политбюровцев в Афганистане ударила по отношениям СССР и арабов. Но свадьба с Израилем нам уже обошлась сотнями жертв, смертями детей и стариков, мужчин и женщин, а в перспективе — более беспощадные взрывы...

Я против шахидства в России и в Израиле, против бандитов, против палачей, казнящих безвинных, но мы, Россия, куда суёмся: в новый Афган?.. И нас ещё Швыдкие обвиняют в расизме? Как наши министры — нам долдонят о высоком приливе уровня забот о нас и уровня жизни, а сами раздевают нас и разувают:

Вчера десяток яиц стоил — 16 рублей,

Сегодня — 35 рублей.

Вчера за телефон платили — 115 рублей,

Сегодня — 200 рублей.

Вчера килограмм мяса стоил — 100 рублей,

Сегодня — 200 рублей.

Вчера за килограмм трески платили — 75 рублей,

Сегодня — 125 рублей. И т. д.

От бензина до сигарет, от булки хлеба до стакана молока цены вздыбливаются понедельно, а нам вещают из Кремля о позорных жуликоватых прибавках к зарплатам и к пенсиям. И это тогда — когда приватизаторы нефти и алмазов, земли и золота не в силах зобы повернуть ни влево ни вправо: набухли долларовыми миллиардами!..

Цитирую стихи Разила Шпука, сатирика и друга:

 

Удивление

 

Нефть из Сибири день и ночь течёт

В карманы Ходорковским, мы ж не в счёт.

 

Наблюдение

 

Из Магадана золото течёт,

Впадая в Коха, мы ж опять не в счёт.

 

Неравенство

 

Под Ельцина алмазный вал течёт,

Он олигарх, а Маркс вобче не в счёт.

 

Тьма

 

Чубайса ослепил на много лет

Грабительский азарт, не свет, не свет.

 

Смена символов

 

Где реял гордо флаг наш кумачёв —

Сидит на миллиардах Горбачёв.

 

Продолжение

 

Сидит, пятнистый, шлёпает губой,

А звал вчера за коммунизм нас в бой.

 

Заключение

 

Так нас ведёт, от ЦРУ до НАТО,

Правительство, то лысо, то патлато!..

 

Мне часто замечают: твой Рафаил Шпук — антисемит! Но как он, еврей, сделался антисемитом? Как сделаюсь я, русский, русофобом? Честный человек, еврей ли, русский ли, татарин ли, нивх ли, остаётся честным везде и всегда, а вор — вором, стервец — стервецом, расист — расистом, палач — палачём. В обобранном и ограбленной России вчерашние вожаки ВЛКСМ и КПСС — новые русские. Они — в первых рядах общества, демократы.

Из какого же гранита был фундамент под СССР? Великая держава рухнула, аж земля из-под неё в распыл брошена бандитами, трибунными и кабинетными ленинцами, борцами за революцию Октября?!..

А сколько потребуется времени, и потребуется ли, чтобы вырастить из олигархов-грабителей и бандитов, да не из них, а из их детей, внуков и правнуков, русских граждан или господ-патриотов? Ведь род Пушкина и Кутузова — суть России: пусть лермонтовский род пересёк иностранец, но великий русич Михаил Лермонтов родился и рос в русской храмовой колыбели и под крестом православным. А наши новые русские — смесь Америки, её жестокий и вненациональный горючий колорит. Они — грядущая Америка, а не будущая Россия. Зачем им высокая рождаемость русских? Нищие рабы, наплывающие на русские земли из чужих стран, им выгодны. Дешевле.

Анализировать, сравнивать, принимать, что-то беречь, что-то навсегда отшвыривать, не сожалея и не оглядываясь, — мудрость лидера, мудрость его народа. А кричать на останках великой державы: “Вперёд! Да здравствует Ленин!” — чушь психопатов. В 1917 году отобрали у богатых роскошь, а не попала же она под крышу бедным. Настроили ничьих, народных, общих, фабрик и заводов, колхозов и совхозов, школ и вузов, а в 1991 году взяли и вновь отобрали у людей всё: всё — до пенсии, всё — до копейки, поскольку не только копейка, но и гайдаровский рубль окочурился.

У КПСС ли, у КПРФ ли нет опыта? Но загнулись они, обе, на демагогии и трусости, разбавленной безнациональной сионистской горчицей. ЦК КПСС метался между патриотизмом и сионизмом. Между национальными задачами и марксистской бодягой. Метался, пока его не вышвырнули из Кремля прорабы, горбачёвцы и ельцинисты, предатели, внуки бронштейнов и штокманов...

Гения не опровергнешь. Подлинного вождя не скомпрометируешь. А ублюдков, промывающих нам рыхлые мозги, вокруг нас, пруд пруди:

 

Этот антицарист, антиверовец

Вновь завёл нас в загаженный лес, —

То ли ленинец,

то ли бендеровец,

То ли шибко учёный балбес!..

 

Подумать только: за трагедию Чернобыля даже не попросил никто прощения! И за убийство СССР — тоже! Теперь — взялись за Россию!.. Если в ближайшие три, пять лет не вылечим русское село, — наша песня спета.

 

Полночь

 

Зря мы кричим, прорабы, мол, отъявленные демагоги,

Десятый год, мел, с ними мучаемся мы и плачем,

А посмотрите, какие они себе понастроили дороги

К приватизированным офисам, пасекам к дачам?

 

И для нас они не жалеют ни времени и ни силы,

Кредиты берут, увёртываются, мудры и ловки, —

Целые трассы провели от наших деревень прямо в могилы,

Пожалуйста, умирай и катись туда без тормоза и остановки.

 

Что русская земля им, в колдобинах и в горюнистых обелисках,

Они распродадут её золото и бриллианты магнатам,

Лишь бы логово их роскошное

цвело и располагалось близко

К полку или корпусу, или к дивизии НАТО!..

 

Изменники правят нами, разбойники и негодяи,

Лазутчики и шпионы, и политические авантюристы,

А мы, русские ваньки-болваньки, митяи-лентяи,

Будем, как монголов, носить на горбу их снова лет триста?

 

Где вы, широкоглазые витязи, скорей заслоните стеною

Седую Россию

и развернитесь-ка

во все необъятные стороны,

Дабы прекратили кружиться над закабалённою страною

Эти кровавые воробьи и гнутоклювые чёрные вороны!..

 

Да, разрушать — не строить. Русские избы к дома обезлюдели от трибуналов, раскулачиваний и войн. Русские просторы запустынились. И по русским кандальным трактам во глубину России устремились потоки и волны иных племён и народов. Не видеть это — лгать самому себе. Не понимать трагедию эту — предавать могилы отцов и дедов...

С первого класса, малышам, и до седых волос, ветеранам труда и войны, внедрялась наркотическая тоска по Владимиру Ильичу Ленину, упокоившемуся в Мавзолее, и не менее наркотическая внедрялась любовь к великому его соратнику — товарищу Сталину, чеканящему полководческие шаги по брусчатке Кремля. Михаил Светлов, Вера Инбер, Маргарита Алигер, Александр Баух, Борис Пастернак, Агния Барто, Сергей Михалков, Михаил Эпштейн, Евгений Долматовский, Лев Ошанин, даже юный Константин Ваншенкин, даже певец отваги, гордости и свободы, Евгений Евтушенко-Гангнус, успел прилепиться к хору старших и заверещать оду Иосифу Виссарионовичу.

Христа ведь так не пропагандировали назойливо, как вколачивали в наши мозги Карла Маркса и Фридриха Энгельса, Ленина и Сталина? Но менялось время и поколения:

 

Бог наш, Иисусе Христе,

Спаси и сохрани нас,

Грешных и сирых!..

 

Слова эти не заржавели и забвение их не коснулось. Получилось наоборот:

 

И Ленин,

такой молодой,

И юный Октябрь впереди!..

 

Кто их, вот эти слова, ныне надумает пропеть? Дело не в том, что тебя за такие бездарно-азартные вирши высмеют, не в том, хотя, разумеется, высмеют, а в том, что это и есть карикатура на веру, пародия на величие и на духовный авторитет народа и государства. Спрашивается — зачем было опровергать Ленину Иисуса Христа, зачем было Ленину своими политпризывными летописями теснить и опрокидывать “на свалку истории” Библию?

Позже программы КПСС некоторые заповеди и заветы из Библии едва ли не за свои выдали: в школах и вузах идейные воротилы заставляли малышей и студентов зазубривать комперлы наизусть. А экс-члены Политбюро и теперь мне тычут в нос: “Чего ты, КПСС защищала учение Христа, читай программы съездов и конференций КПСС!”.. Так перевоплотилось творение Ильича. Не предполагать этого он не мог, а если не мог — грош цена Гению. Буйная самоуверенность гения — безвинная кровь миллионов. Гайдаровшина.

 

Бандиты элиты

 

Телеэкран — скопище содомистов: от респектабельного олигарха до румяного грабителя. Обжорство нефтью и золотом — их сновидение и явь.

 

Есть в тебе что-то от глупого зверя,

Толстого, злого, таежного.

Ты ни себе и ни людям не веря,

Хочешь от них невозможного.

 

Каждый — Наташа, Сережа иль Жора,

Должен в слепом подражании

Стать настоящим мордастым обжорой

И умереть в обожании

 

Нефти и виллы, икры и картошки,

Пляжа, мацы и укропа,

Сала, мехов, чеснока и моркошки, —

Пусть столбенеет Европа.

 

Даже ее аппетит не способен

Переработать так много.

Разве у жадины есть не к утробе —

К звездам иль к солнцу дорога?

 

Нету, пойдите спросите у зверя,

Толстого, злого, таежного,

Что ни себе и ни людям не веря,

Хочет от них невозможного!..

 

Много было с экрана вылито грязи на тех, кто защищал Дом Советов, кого кровавые ельцинисты безжалостно расстреляли 3 октября 1993 года. Много усердий в строну Абрамовичей и Березовских — отмыть от плевков народных. Оградить их от ненависти к ним коренных народов России. Но чёрного кобеля не отмоешь добела!..

В РСФСР до пятнолобого Иши Горбачева было 30 миллионов коров, а при помощи водочного Ельника и его ретивых продолжателей строительства рая ТО миллионов: 5 миллионов у крестьян, пять миллионов у разоренных кооперативов. Да, на хлебе и на валидоле для бабушек, потерявших мужей на бесконечных полях сражений, а детей и внуков — на тропах талибов Айганз и шахидов Чечни, да, да, да, на последних днях жизни старух и стариков беззаветных экономят Зурабовы и Грефы, Жуковы и Кудрины, а премьер и Президент России, Фрадков и Путин, расхлёбывают кашу неприязни:

 

Правители и правительницы,

Грабители и грабительницы,

И дети ваши, и внуки

Пойдут по той же науке.

Итог:

По той же науке пойдут

И ваши крести продадут!..

 

Но есть ли на них кресты! Крест — сбережение человека от грехов и бед на земле. А земля наша, Россия наша, планета наша взбудоражена и оскорблена чёрными деяниями негодяев. Земля, планета, стала проваливать дно морей и океанов под сальными животами грабителей и палачей, греющихся расслабленно на заграничных пляжах. Но, и никуда нам не деться, в момент возмездья — гибнут, к сожалению и горю, ничем не запятнанные труженики её, труженики земли. Пятно на Иудином Лбу Горбачёва, а застит оно мир...

Когда Президент Путин собрался “мочить” боевиков по сортирам Кавказа, все надеялись — в Кремле хватит мочи и мощи, а там — денег уйма, а обоссать врагов нечем. Неужели ЕБН не поможет: на самолёты ссыт, а тут басаевцы Россию взрывают! Ещё — Путину мешают шовинисты...

В Казахстане, на слёте президентов СНГ он урезонил наших шовинистов, а стоял на русской земле областей и краёв русских, отобранных прорабами перестройки у России. С президентом Белоруссии Лукашенко Путин не cyмел разделить котлеты и мух на котлетах, мол, котлеты отдельно, а мухи отдельно жужжать должны. На Дальнем Востоке Путин предложил митрополиту 7 миллионов китайцев, осевших беспаспортно на русских приграничных территориях, оккупировавших нас, перевести их из буддизма в православие. Мысль гениальная. А вот православный семинарист Сталин не додумался до простетского мероприятия: перевести гитлеровцев из католиков в православные. Могли бы мы и не потерять десятки миллионов погибших, лёгших под братские обелиски. Ежели перегонит митрополит 7 миллионов китайских 6yi листов в православие, Сибирь не отпадёт Китаю. Во, мудрость!..

Хотя Никита Сергеевич Хрущёв не церемонился в ООН с теми лидерами, которые пакостили СССР, тормозили маховики марксизма и ленинизма:

 

О, люди! О, время! О, нрав!

Смешались идеи и расы,

И ложи, и касты, и классы,

Никита Сергеевич прав,

Ботинок над бандой задрав,

И крикнув им:

— У, пидарасы!..

 

Но тревога и патриотическая человечность президента России, сына и рулевого России, Верховного защитника России и народов её, не исчерпывается крещением китайцев. Надо, пора, поехать на Поле Куликово. Народ и генералы обрадуются Верховному, Главнокомандующему, президенту России, приникнув к образу кормчего на фоне ратных холмов. Но?..

“Вдруг воины, ратники, герои Куликова Поля, очнутся от векового сна и попросят у президента Путина льгот?” — страх охватил Верховного. И, мы осознаём, — опять потребуются полковники в чёрных очках и Евневичи в золотых погонах. Вывод: окитаивайся или Россию сужай и сужай.

 

Да, демократы быстро растранжирили

Великую державу, лопоча,

И нам с тобой права чуть подрасширили...

Итог:

Аж до карманной карты москвича!

 

Правильно делает Путин, понося наше чванство и шовинизм перед президентом ФРГ, слушая вместе с ним Баха в Санкт-Петербурге. Молодец.

Правильно Лужков делает, мэр, голова, правитель древней столицы Руси заполняя её через край потоками представителей некоренных народов, коре иные народы привыкли терпеть и молчать, а некоренные — Норд-Ост взорвал и поезда в метро раскурочили гексогеном. И реки из Сибири повернуть надо срочно: воду начнем продавать — льготникам на валерьянку подкинем, и олигархам надолго хватит грабить. Газеты болтают — нефть, золото, газ и алмазы могут скоро закончиться, а воды полные берега, торгуй и богатей.

 

Марксистские бандиты

В Кремле поднаслужили:

Россию за кредиты

Европе заложили.

Итог:

Теперь они, в истерике,

Сибирь сдают Америке.

 

А что китайцы о нас подумают?.. А японцы?.. А немцы?.. Только мерзавец отрицает факт: что русский народ, Россия, коренные народы России Международным Каганатом, Ложей Планетарной Масонов брошены грабителям и палачам, их выращивателям госэлит и госконструкторов на растерзание, на эксперименты. Даллесы и Бжезинские, Саакашвили и Кохи, Буши и Чубайсы, бароны и Блэры, неугомонные перекройщики мира глаз не спускают с России с народов её измученных и несчастных. Россия, Югославия, Ирак, Корея...

Реки из России повернут — на торга. Дороги в России отгрохают, но для богатых, для ворья. Едешь — по ровной, асфальтной, — плати 1 рубль за километр. Нет денег — пешком с посошком. А запротестуешь — полковник в черных очках. Тротуары в городах поделят: с деньгами — свободный тебе под ноги тротуар, нет денег — пробирайся до квартиры через рыночные давки. Выселяют же ветеранов труда в общежитские бараки из родных квартир? Грабители и палачи русского народа не пощадят ни русских, ни коми, ни татар, ни якутов, ни эвенков, ни мордву, ни чувашей, ни удмуртов.

Пролетарии Мира,

где ваша

Секира?!

На поминках среди кровавой золы Освенцима германский Шредер устыдился Германии: миллиона ведь уничтожила смертоносная удаль Гитлера, да миллионы и миллионы невиноватых. И наш Путин устыдился за некоторые “явления в России”, за бритоголовые хулиганства, так?

Но экстремизм бритоголовых и десятки фашистских армий — одно и то же? Изображение свастики на дверях вокзального туалета и железные армии, увенчанные свастикой, под Ленинградом, Москвой, Сталинградом, ода и то же? Вся равнинная, горная, лесная Россия, весь необъятный СССР — в братских могилах и обелисках!..

Мне стыдно за отторгнутое Зауралье, а Горбачёву нет.

Мне стыдно за отторгнутый Крым, а Ельцину нет.

Мне стыдно за отторгнутый Донбасс, а Путину нет? Стыдно.

О, если бы огненные ратники с Поля Куликова явились на подмогу и на радость инвалидам и ветеранам, ограбленным Чубайсами и Мамутами, этим Абрамовичами и Березовскими, Потаниными и Зурабовыми, Грефами и прочими Герберами, Кудриными, Малкиными, Хлопониными, младшими Ельциными, Зелениными, Шусторовичами, Киценками, Дерипасками, Галкиными и т. д.

Франция — курорт Куршавель:

Алекс Шусторович и Ксения Собчак сняли на неделю шале — 40 тые. евро.

Домик с баней, бассейном, подзанять — 120 тыс. евро. На семь дней.

Вино “Петрю” с битьём бутылок и гвалтом — 1750 долларов. Кто туда ездит? Участники Великой Отечественной Войны? Сталевары? Или ученые? Ездят в Куршавель продажные депутаты Госдумы и грабители, нас опустившие на грязное дно бомжа. А наглые “песенные пляски” по экрану, а наглые заявления кремлёвских преступников извещают измученный о повышениях зарплат, но кому? Грабителям.

А народы России — почти бомжи. От нищеты — спрятаться некуда!.. Кого завтра предадут и продадут депутаты Жириновские?

Какой остров завтра Китаю или Японии отпишет Путин?

Какую страну завтра разбомбит фюрерствующий Буш?

И доколе будут гулять на свободе Горбачёв и Ельцин?

Ленин чуял русский шовинизм на Инессе Арманд, а Путин — в Освенциме...

 

Гексоген и нацмен

 

И приказал сам Киссенджер, матерый сионист,

Оставить население — пятнадцать миллионов,

Всех прочих быстренько, под птичий гам и свист,

Похоронить живьем на свалках регионов.

Я сразу в Кремль, и сапогами бряк, —

С хозяином сейчас обсудим штучки эти,

Но вдруг, спеша ко мне, из-за стола червяк

Соплею извивается на сталинском паркете!..

— Где, спрашиваю, — Он?..

— А я и есть тот Он!..

И запищал: — Я здесь!.. Мы вместе с саранчою! —..

Смотрю, с балконов НАТО и ООН

Нас поливает Буш из ПРО своей мочою.

А влага президентская чиста, как гексоген,

И потому слизняк наш адекватен:

Я, дескать, возмущусь, а террорист-нацмен

Опять Нью-Йорк взорвет?!..

Да, общий враг — бен Ладен!..

Я вышел, на Кремле искрил куржак морозца

И нес Шарон* червю горсть теплого навозца,

Убийца и палач, известен, аж балладен,

И не сидит еще!..

Итог:

А общий враг — бен Ладен...

 

Зачем противоракетная оборона Америке?  Мы давно у неё в плену!..

2001 — 2005

 

 


* Премьер Израиля.

 
Copyright © 2017. Валентин Васильевич СОРОКИН. Все права защищены. При перепечатке материалов ссылка на сайт www.vsorokin.ru обязательна.